В петербургских клиниках для лечения пациентов будет использоваться единый подход к лекарственной терапии. Для этого будет создана формулярная система, работа над ней уже началась, сообщил «Доктору Питеру» главный клинический фармаколог Петербурга Александр Хаджидис.

- Александр Кириакович, зачем петербургским больницам нужен лекарственный формуляр? Существуют клинические рекомендации, утвержденные Минздравом стандарты лечения, в которых прописаны лекарства для лечения тех или иных патологий или групп болезней. Разве этого мало?

- Действительно, у нас есть перечни ЖНВЛП, ОНЛС, региональные перечни, территориальные программы поддержки пациентов с социально значимыми заболеваниями, медико-экономические стандарты в системе ОМС, появились клинико-статистические группы и каждый имеет свой перечень лекарств, который существует сам по себе. Минздрав говорит, что клинические рекомендации должны быть определяющими при назначении лекарств. А что такое наши клинические рекомендации? Это калька с иностранных рекомендаций. За рубежом клинические рекомендации имеют правовой статус и если дело доходит до судебных разбирательств, они являются правовым документом. У нас легитимность применения препарата определяет инструкцией производителя. Но есть ситуации, в которых, по инструкции препарат противопоказан, в клинических рекомендациях он присутствует. И как быть врачу? Я считаю, что для врача лечение каждого заболевания должно быть формализовано. Надо гармонизировать все списки и перечни и создать единый работающий документ, который может уверенно использовать врач в своей практике.

- Клинические рекомендации и стандарты хороши тем, что в них прописаны современные подходы к лечению тех или иных болезней. А что предлагаете вы?

- Эти стандарты до сих пор не заработали, потому что они экономически не просчитаны и выглядят, как декларации о намерениях. Если денег не хватает, а чем дальше в кризис, тем больше их не будет хватать, надо обеспечивать лечение, исходя не из того, как хочется, а как мы можем в сегодняшних экономических условиях. Поэтому мы и создаем лекарственный формуляр. Для работы над ним привлекаем клинических фармакологов всех городских стационаров, роль которых, я считаю, недооценена в клиниках. Они будут работать в составе комиссии по созданию формуляра для многопрофильных крупных стационаров и профильных клиник вместе с главными специалистами комитета по здравоохранению. Комиссия соберет заявки от стационаров на включение определенных препаратов, мы их проанализируем, обработаем, объедим в едином перечне, согласуем со всеми и утвердим на формулярной комиссии. Это будет универсальный формуляр с профилизацией - для туберкулезных стационаров, онкологических стационаров и др. Я уже прописал дорожную карту, как это будет происходить, на выходе формуляр будет оформлен, как приказ комитета по здравоохранению для стационаров.

- В связи с появлением такого формуляра изменится ли что-то в обеспечении льготников бесплатными лекарствами?

- Есть все основания надеяться, что ситуация для льготников улучшится. Но, к сожалению, не все зависит от нас. Три кита, которые должны защитить так называемую льготную категорию — регистры, ценообразование, реимберсмент (система возмещение затрат на лекарства).

Что касается регистров, то у нас нет даже ракового. В Петербурге по слухам создан совсем недавно кардиологический регистр, еще есть регистр у диабетологов и ревматологов. Это все. А без регистров пациентов, страдающих серьезными заболеваниями, при которых требуется льготное лекарственное обеспечение, невозможно определить цену вопроса для государства. Когда заявляют на разных уровнях, что нам нужно столько-то денег, никто не может объяснить, почему.

Кроме того, надо определиться с понятием «льготная категория граждан». Сегодня есть ситуации, когда два льготника – региональный и федеральный - с одним заболеванием живут в одной коммунальной квартире и получают разное лечение. Потому что не все страдающие эпилепсией или диабетом — инвалиды, а федеральные льготы получают только они. Но мы же не статус инвалида лечим, а пациента с болезнью, которая к этому статусу привела. Чтобы иметь финансовую возможность обеспечивать пациентов не по инвалидности, а по заболеванию, надо создать систему референтных цен.

И тогда, допустим, из существующих 45 лекарств для лечения сердечно-сосудистого заболевания, государство должно выбрать одно и сказать: «Мы гарантируем лечением таким-то препаратом, стоимость которого – в диапазоне от 10 до 500 рублей. Мы можем обеспечить вас лекарством, которое стоит 49 рублей. Это дженерик, который мы исследовали и у которого проверены безопасность и качество». В Израиле, например, выбрали 91 препарат и сказали: «Этими лекарствами обеспечивает государство». А мы обещаем всех льготников обеспечить всеми лекарствами, а в действительности не обеспечиваем и половины.

Еще летом прошлого года новая система ценообразования должна была заработать, но так и не заработала.

Система возмещение затрат на лекарства (реимберсмент) и ценообразование изменят ситуацию, когда Минздрав определится с перечнем препаратов, на которые будет распространяться новая система ценообразования. Сейчас в перечне ЖНВЛП есть препараты, которые не представляют никакой важности, они бесполезны. На них должно быть другое ценообразование, хотя я считаю, что им вообще нет места в современной медицине. Что касается импортных лекарств, то их стоимость явно уменьшаться не будет – если производитель тратит на производство препарата 100 долларов, он не будет поставлять нам его за меньшую цену. Это мы должны изыскать возможности, чтобы его приобрести. Другое дело, если производитель не захочет ее завозить. И что тогда?

Сейчас придумали принудительное лицензирование. Это по большому счету не очень цивилизованная мера, ее необходимость объясняется тем, что в какой-то ситуации мы окажемся лишены важного лекарства. Например, производитель перестал нам поставлять лекарство или продает ее по очень высокой цене. Были попытки вводить принудительное лицензирование в других странах, в том числе в США, но там мускулами поиграли и остановились.

Но в любом случае, обеспечение наших льготников по заболеваемости, а не по инвалидности возможно только при достойном импортозамещении. В мире нет импортонезависимых стран, там напрягаются, когда эта зависимость превышает 30%. У нас же – тотальная зависимость. Сейчас декларирует, что жизненно важных препаратов выпускается уже 65%, на самом деле, значительная часть их только упаковывается у нас. И все наше импортозамещение не имеет истинной оценки.

П.С. вопрос о разработке и больничного и регионального больничного формуляров согласован с руководителями органов управления здравоохранением, аппаратом вице-губернатора Санк-Петербурга.

Кроме того, в 2007-08 гг. такие формуляры были разработаны в Санкт-Петербурге, но по разного рода причинам не нашли практического применения. По сути дела, в настоящее время идет работа по актуализации и обновлению ранее существовавших списков и внедрению их в практику.

Интервью информационно-справочному сайту «Доктор Питер», 02.03.2016г.